Наталья Синдеева: "В подписную модель мы безумно верим"

Генеральный директор канала «Дождь» Наталья Синдеева рассказала о том, как единственный независимый телеканал в стране выживает в условиях экономического кризиса, что изменилось для редакции после отключения канала от кабельных сетей и о том, готов ли российский зритель платить за объективное телевидение.

— Наталья, насколько актуален главный слоган телеканала «Дождь» — optimistic channel? По-моему, поводов для оптимизма давно нет. И образ телеведущего с широкой улыбкой становится все более неуместным и комичным. Вам так не кажется?

— Кажется. Хотя улыбаться надо, жизнь все равно продолжается. Даже пять лет назад, когда мы только начинали, все было более кошерно, все было симпатичнее в стране, но все равно было много сложных новостей. И уже тогда нам задавали этот вопрос: ну как же так, при чем здесь optimistic channel и новости? Где тут связь? А мы отвечали, что очень важно, с каким чувством человек выключил телевизор. Что у него осталось? Какое желание? Сейчас поддерживать эту корневую систему канала стало сложнее. Очень сложно сохранять чувство надежды.

— Наталья, а вы все еще верите в то, что телевидение в России может существовать в той экономической системе, которую вы проповедуете: заплатил за подписку на канал — получил доступ к эфиру?

— Мы так и существуем. Наверное, большие эфирные каналы с огромными вложениями в контент так существовать не могут. Окупать огромные затраты подпиской очень сложно. Но модель Netflix может сработать. Люди начинают покупать кино, музыку. «Дождь» уже год полностью себя кормит. 70 процентов нашей выручки — это подписка. 30 процентов — это реклама и дистрибуция.

— Вам хватает этих денег?

— Мы себя кормим, но мы все время ужаты. Нам мало денег. Мы не можем позволить себе резко развиваться. Вот мне надо запустить новую программу, это значит дополнительный бюджет. Хочу взять хорошего журналиста — опять дополнительный бюджет, которого в рамках общего бюджета нет. Тогда мы смотрим: вот мы от месяца в месяц то в плюсе, то в минусе; как только мы в плюсе, мы тут же стараемся брать на работу новых людей, покупать новые камеры, начинать делать новый проект. Мы не живем в долгом бюджетном планировании вообще. Такого нет. У нас нет никаких дополнительных инвестиций.

— Почему их нет? Почему нет бизнес-партнеров?

— Спросите у этих партнеров, которые боятся к нам подходить.

— Вам пришлось поверить в подписную модель телевидения.

— В эту новую подписную модель мы безумно верим. Она самая надежная с точки зрения зависимости от внешних факторов. Рекламный рынок сейчас схлопнулся, компании уходят с рынка, сокращаются рекламные бюджеты, и все сосут лапу, потому что на рекламных бюджетах сидели как на игле. А ситуация с подписчиками — самая честная и прямая. Хорошо ты делаешь — тебе зритель и читатель платит. Плохо делаешь — не платит.

— Сколько у «Дождя» подписчиков?

— Платящих — 72 000 человек. И еще 20 000 человек — это люди, которые пользуются подпиской бесплатно в тестовом режиме.

— Для такой огромной страны — это очень маленькие цифры.

— Это ужасно мало.

— Почему российский зритель не хочет платить за честный телевизор? Почему он относится к этой предоставляемой услуге, например, не как к покупке хлеба? За хлеб же люди платят без вопросов. А за зрелище — нет.

— У меня нет ответа на этот вопрос. Что мы поняли за это время? Есть два драйвера у подписки. В первую очередь это контент. Контент — это главный рулящий. Как только ты делаешь новый проект, ты сразу видишь, как у тебя увеличиваются подписчики. Второе — это цена. Нам казалось, что цена, которая была определена два года назад, вполне себе адекватная.

— Сколько стоит подписка на «Дождь»?

— 480 рублей в месяц. Сейчас из-за экономического кризиса мы почувствовали, что люди беднеют. Если раньше были в основном годовые подписки и трехмесячные, то теперь в основном месячные. Мы решили поэкспериментировать с ценой, сделали на 10 дней цену 99 рублей, за 10 дней мы собрали 12 000 новых подписчиков. Так мы поняли, что цена является барьером. Сейчас мы пытаемся найти оптимальную цену, которая позволила бы нам выполнять бюджет и увеличивать базу подписчиков. Наша цель — за три года сделать 500 000 подписчиков. Если убрать все политические факторы и оставить только бизнес, то это очень интересный кейс. Мы готовы пускать партнеров к себе. Если найдется такой чудак — пожалуйста. Другое дело, что у нас получается сейчас жить без партнеров. И со свободой тоже очень сложно расстаться.

— Почему вы не рекламируете себя вне интернета?

— У нас нет никакого мощного пиара, потому что на это нет денег и возможностей. Да никто особо нас не хочет рекламировать. Нам отказывают в рекламе. И в связи с этим многие люди думают, что «Дождя» просто нет, он умер, его не существует. Одна из задач, которую мы должны решить в ближайшее время — это как-то выйти на более широкую аудиторию. Выйти за пределы своего фейсбука, чтобы сказать, что мы есть. Ведь до отключения от кабельных сетей у «Дождя» была огромная аудитория, нас смотрели 12 миллионов человек в месяц, это большая цифра для кабельного канала. Мы почувствовали свою популярность, когда наших журналистов начали узнавать в маленьких деревушках. Люди в деревушках с удовольствием смотрели телеканал, который рассказывал обо всем новым и свежим языком. Я из этого сделала выводы. У меня есть вечный спор с коллегами с больших федеральных каналов о том, что надо аудиторию вести за собой, а не давать ей то, что она типа сама хочет. «Дождь» никогда не шел на поводу у аудитории. Мы всегда делали то, что считали нужным. И канал стал популярным.

— Была популярность, а теперь 72 000 подписчиков.

— Потому что люди думают, что «Дождя» нет, он умер. Плюс негативный пиар, который развернут вокруг нас, тоже дает свои плоды. Наш корреспондент Антон Желнов мне рассказывал, как проехался в поезде: сел в купе, разговорился с соседом, сказал ему, что он работает на «Дожде»... там дело чуть до драки не дошло. Люди наслышаны, что мы антироссийские, антигосударственные. На какое-то количество людей это влияет. Эти люди нас не смотрят, но у них есть образ вражеского канала.

— Это правда, что вы начали делать телеканал «Дождь» на деньги, которые предназначались для покупки дома во Франции? Как вас муж-то не убил?

— Правда. И это были мои деньги. Я ушла тогда с «Серебряного дождя». И делать было нечего. У меня был ребенок, муж-банкир, все успешно. И вот такая у меня была эмоция, я хотела домик купить на южном берегу Франции, чтобы было как в кино, красиво. Но тут мне в голову пришла идея сделать телеканал, потребовались приблизительно те деньги, которые были отложены на дом. Я подошла к мужу и сказала, что у меня есть идея телеканал сделать. Мы посмеялись. И обошлись без домика.

— Зимой 2014 года вокруг телеканала «Дождь» разгорелся скандал, который вас едва не похоронил. Ваш редактор тогда в эфире допустил не вполне корректную формулировку вопроса о блокаде Ленинграда. Сейчас, в 2016 году, вы согласны с тем, что были не правы? Или все было сделано правильно?

— Во-первых, мы не считаем, что в эфире была некорректная формулировка. В эфире как раз все было корректно, был понятен контекст. У тех, кто видел программу, включая блокадников, не вызвало это никаких вопросов. Вся проблема — и мы согласны с этим — была в том, что этот вопрос был написан в соцсетях: без контекста, как голосование. Это действительно было не очень корректно. Илья Клишин, который был тогда шеф-редактором сайта, через 10 минут по собственной инициативе убрал этот вопрос и извинился за некорректную формулировку.

— Смирились с тем, что вы стали интернет-телевидением?

— Не просто смирились, я считаю, что это будущее. Если научиться правильно все делать, если есть возможность вкладывать деньги в техническое развитие, то нет никакой проблемы войти в любой дом.

Роман Супер (Радио «Свобода»)

29 февраля 2016 в 11:35

Поделиться ссылкой на FaceBookПоделиться ссылкой на LinkedInПоделиться ссылкой на TwitterПоделиться ссылкой вКонтактеПоделиться ссылкой в ЖЖПоделиться ссылкой на Я.руПоделиться ссылкой на mail.ру

 

Ник
Ваше мнение
Я — не робот
Загрузка...