Следующая статья

Мартин Соррелл о digital и будущем рекламы(09 февраля 2016 в 09:42)

Алексей Петрухин: «Кино может быть и должно быть бизнесом, но первична всё равно идея, которую ты хочешь донести до зрителя»

8 февраля 2016 года Международном мультимедийном пресс-центре РИА-Новости прошла конференция: «Перспектива российского кино: Стратегический взгляд Корпорации «Русская Фильм Группа». В преддверие этого мероприятия главный редактор интернет-портала «ПрофиСинема» Нина Ромодановская поговорила с продюсером Алексеем Петрухиным (на фото) о новых проектах и перспективах развития компании до 2018 года.


Компания основана в 2000 году и на данный момент является одним из сильнейших игроков рынка. Какие вехи вы бы выделили за этот период?

Первые годы для нас были даже не то что становлением, а неким этапом познания. Мы решили прикоснуться к кино, поиграть в него, еще даже не понимая всей ответственности, которую должны нести кинематографисты. Кино — это мощнейшее из искусств, которое быстрее и точнее всего формирует общественное мнение. То есть первые годы ушли на то, чтобы понять, какую нагрузку кино должно нести в обществе, что это не развлечение, а труд и продукт. Пока пришло осознание, мы успели наиграться и даже несколько разочароваться в кинорынке, после чего сосредоточились на более точных вещах и решили делать знаковые проекты.
Вторая веха — производство «Вия», которое, как вы знаете, как бы затянулось на несколько лет. За годы работы над этим проектом сформировалась отличная команда и это главное достижение. Основной костяк — 74 человека, большая часть работает в компании с самого начала. В кризисное время 2008-2010 года, когда никакой поддержки не было, мы смогли выстоять благодаря командному духу.
Набравшись опыта, поняв и оценив свои возможности, мы стали подходить к своему развитию стратегически, работать не хаотично, а системно, и постепенно становимся предприятием, выдающим востребованный, окупаемый продукт, позволяющий открывать и реализовывать новые и новые проекты.


На мой взгляд, переломным проектом в деятельности компании стал проект «Вий». Несмотря на то, что уже был спродюсирован и снят десяток фильмов, именно «Вий» вывел РФГ на иной уровень бизнеса. Как этот опыт вы применяете сейчас?

Мы применяем полученный опыт на всех этапах — в логистике, подготовке, производстве, постпродакшене, в маркетинге и т.д. Появилось понимание и возможности, где можно сэкономить не на 10-20%, а в разы.
Кино может быть и должно быть бизнесом, но всё начинается с идеи, которую ты хочешь донести до зрителя, и это первично, это важнее. И если закрываешь глаза на то, про что фильм и что он несет зрителю, мечтая только о большой прибыли, как правило, он проваливается. Если же ты видишь, что есть мощная востребованная зрителем идея, которую ты способен донести, объяснить, почему она нужна, а ещё и оптимизировать производство, то получаешь и репутационные, и экономические, и свои внутренние духовные дивиденды.


«Вий. Путешествие в Китай» — масштабный проект, реализация которого требует немалых усилий. Что на этом проекте будет для вас принципиально новым с точки зрения бизнеса?

«Путешествие в Китай» — это всё-таки вызов для России. И дело не в размере бюджета. С точки зрения технологий много нового. Опять будем удивлять, играть со зрителем, использовать приемы, которые вообще раньше не применялись. С первым «Вием» не все получилось, как хотели. Могли сделать во много раз лучше. И я говорю не о кассовом успехе, а о самой картине. На что-то не хватало сил, денег. Просто не смогли физически воплотить свои задумки.
На этом проекте мы учли ошибки. Полтора года занимались препродакшеном и вышли на площадку подготовленными. Уже много сделано: реконструкция Лондона начала 18 века, корабль флота Петра I. Одна реконструкция Москвы 18 века чего стоит — пригласили консультантов, которые мечтали показать настоящую Москву того времени. Это уже предмет гордости... И, конечно, Китай — российскому зрителю будет интересно увидеть. В картине три языка — китайский, российский и английский. Главный герой — картограф, учёный, который владеет всеми языками и это помогает зрителю.
«Путешествие в Китай» — это такой крутой замес стиля фильмов Джеки Чана, с боями и кунг-фу, с мистикой и фэнтези, драконами и монстрами, с историческими легендами. Например, про посольство Петра Первого: о том, что из Европы вернулся якобы не он, не Петр Первый. Для кого-то это легенда, а для кого-то факт. Можно спорить, а мы беремся порассуждать, не претендуя на истину, но имея своё мнение. Будут и другие сюжеты: тайна железной маски, легенда о появлении чая в России, легенда о мертвом казаке.
Что же осталось от Вия, наверняка хотите спросить? Вий — это языческий Бог, наша мифология, которую придумал не Гоголь. Конечно, от Гоголя останется дух — казаки, которые пойдут на помощь главному герою и принесут с собой соответствующий культурно-исторический шлейф, они и будут всегда напоминать нам о Гоголе. Наряду с Вием появится новый мифологический персонаж — Дракон, который спит много лет, и его веки проросли в земле — это чайные листья, которые лечат и бодрят людей. Он, как и Вий, охраняет границу с миром мёртвых.
На данный момент «Вий» — это франшиза, в мировом прокате она называется «Путешествие в Китай: Тайна железной Маски». А в России — «Вий 2».
О франшизе мы задумались еще в 2006 году, когда начинали снимать «Вий». Потом первые две части — собственно «Вий» и «Путешествие из Трансильвании в Московию» были объединены в одну часть, а в 2008 году придумали третий фильм — «Путешествие в Китай».
Сейчас получилось, что мы попали в политический тренд — сближение двух стран, культурное и экономическое сотрудничество. Оказались вовремя в нужном месте, с нужным продуктом, который зацепил китайцев, потому что мы ставили себе задачу — показать культуру Китая с самой привлекательной стороны.


С «Вием 2» связано сотрудничество с Китаем. Тема оказалась идеальной для копродукции. И сейчас, когда у РФГ уже есть представительство в Поднебесной, вас, без преувеличения, можно назвать экспертом по российско-китайскому совместному производству. Собираетесь ли развивать это направление?

«Путешествие в Китай» — первая картина, одобренная к копродукции в Китае. И думаю, что пока они не увидят результат, ничего подобного запускать не будут. Впрочем, наши китайские партнеры нацелены на зрительский рекорд. Во-первых, это нужно для подтверждения серьезности наших отношений. Во-вторых, нужно показать миру и, в частности, США, что не только они умеют делать масштабное кино, именно эту задачу ставит для себя китайская сторона. Джеки Чан лично принимает участие во всех вопросах, а он в китайской индустрии человек номер 1. Джеки не только актёр высокого уровня, но и мудрейший человек, продюсер, инвестор. Он живёт в Китае, и большой патриот своей страны, хотя именно голливудское кино позволило ему заработать и развивать индустрию в Китае.
Нам удалось воплотить мечту любого продюсера. На проекте «Путешествие в Китай» объединились China Film Group — крупнейшая госкорпорация, Wanda Group — крупнейший частный инвестор, который владеет 40% рынка и конкурирует с государственной структурой. Хотя, конечно, конкуренция не может быть жёсткой, потому что кинематограф подчинён государству. Китайцы понимают силу кинематографа не только как бизнеса, но и идеологии. Это безопасность государства. Дело не в том, что они не дают зарабатывать американцам, русским и кому-то ещё — цензура не пускает фильмы, чтобы охранять своё общество и традиции. И Sparkle Roll Group, крупнейший онлайн-игрок, который владеет 60% онлайн-рынка и около 15% кинотеатров Китая. Мы все равноправные партнеры, каждый вложил свои деньги и будет стремиться к результату.
Вообще, мне очень нравится Китай и подход партнеров к сотрудничеству. Для китайцев в первую очередь важно понять, с кем они будут работать, что за люди, что за команда.
За последние полтора года жизни в Китае, я многие понятия для себя сформулировал, касательно философии жизни, бизнеса, отношений к коллегам, друзьям. Мое мировоззрение, конечно, не поменялось, но укрепилось и в чем-то даже определилось. Эти вещи делают тебя сильнее, увереннее. Китайцы — мудрейшая нация, но мне потребовался год, чтобы только начать это понимать.

Но вы двигаетесь дальше, следующий «Вий» связан с Индией. Эта страна тоже вам отвечает взаимностью?

Индию, вместе с постоянным партнером Олегом Степченко, разрабатывали с 2014 года, когда начали сотрудничество с Китаем. Мы понимали, что программа «Шёлкового пути» будет развиваться, поэтому такое продолжение было логичным. Кроме того, индийское кино всегда было любимо нашими зрителями.
Индия обладает невероятным культурным наследием — 3 тысячи Богов!, которых они сами многие не знают.
Кстати, в плане бизнеса это будет копродукция России, Индии и Китая. «Путешествие в Индию» проходит цензуру в Китае.
Сейчас проект проходит также и индийскую цензуру, так как касается серьёзных религиозных тем: все фильмы «Вий» о том, как люди, используя науку, играют на религиозных чувствах других. Наш главный герой всё время показывает обществу, кто кого дурачит и что на самом деле происходит. При этом, будучи учёным, он постепенно осознает, что «есть кто-то, кто нами управляет», и с каждым фильмом все ближе и ближе к этой мысли, к этой тайне.
Но Индия, к сожалению, не стала пока стратегическим партнером, таким как Китай. Я думал, что индийский рынок похож на китайский, но нет, он немногим больше нашего. Наше сотрудничество ограничивается организацией продакшена и актерами. Инвестировать в копродукцию большие суммы они пока боятся, но хотят. Поэтому начинаем с ними с малого, 5-10 млн. долларов. В любом случае, нам и им это важно. Ведь по большому счёту то, что мы сейчас делаем, — это инвестиции в российское кино. Все остается в нашей индустрии.


То есть франшизу можно продолжать до бесконечности...

Да, после Индии мы думаем поехать в Америку, к индейцам Майя, пока они ещё не совсем исчезли. Также появились корейские партнёры, которые очень хотят запустить у себя нашу историю. Честно говоря, мы ещё не очень понимаем корейскую мифологию, но у них большой развивающийся рынок. Пока думаем и обсуждаем.


Помимо чисто развлекательных зрительских проектов, компания всегда поддерживала производство малобюджетных, социальных проектов. Почему для вас так важно развивать Департамент экспериментального кино?

С самого основания и до сегодняшнего дня мы работаем в этом направлении, поддерживаем короткие метры, новые идеи. Это поиск новых талантов — от актёров, режиссёров до операторов, художников по гриму и т. д. Даём начинающим специалистам поработать на небольших проектах с минимальными рисками. Кто-то со временем делает шаг в следующую профессию. Допустим, был скрипт-супервайзером, потом начал ассистировать режиссеру на площадке, а через некоторое время готов выступить вторым режиссёром, а это очень ответственная должность. Ведь нельзя сразу поставить непроверенного человека на большой проект, а на коротком метре или проекте с недорогим производством можно дать возможность попробовать.
Последним проектом этого департамента стала «Училка» — тоже эксперимент. Я не планировал быть режиссером на этом проекте. На самом деле, у меня нет режиссёрских амбиций. Я всё равно в кино участвую на всех этапах.
Изначально собирались «Училку» продвигать на фестивалях, в интернете и может быть — продать на телевизор. О прокате и речи не было! Но в итоге, проехали 21 город только за счёт принимающих сторон. После фестивалей поступило предложение от «Каропрокат». Мы не тратились на рекламу, не печатали постеры, не делали роликов. Тем не менее, 20 миллионов в прокате есть, и это для социальной драмы — победа. Картина сразу вызвала интерес у «Первого канала» — куплены все права. Отсутствие финансовой поддержки даже стимулировало, так как все работали за идею. В итоге получился продукт, который не только себя окупил, но и заработал, что позволит ещё высказаться во второй части, которая получила название «Училка: Испытание».


Получается, что режиссёром фильма «Училка» вы стали по необходимости. Режиссура и написание сценариев — это для вас скорее хобби или направление творческого роста?

Я постоянно пишу сценарии, по крайней мере, участвую в их написании практически во всех проектах. Но, считаю, гораздо важнее давать дорогу молодым талантливым авторам. Например, на проекте «Путешествие в Индию» появился ещё один талантливый автор — Роман Картушин, который работает редактором на студии. Мы с Олегом Степченко разминаем идею, фантазируем, направляем его, подсказываем темы. А он, в свою очередь, изучает вопрос и рассказывает нам, что узнал нового. Идёт взаимное обогащение.
А вот Олег Шишкин, который давно с нами работает, сначала выступил консультантом на «Вие-2» по реконструкции Москвы того времени, а сейчас уже пишет сценарий к сериалу «Эпоха расцвета» — о становлении династии Романовых. Это будет уровень и масштаб «Игры престолов». Первый сезон 12 серий делаем на свои деньги и понимаем, что, пожалуй, он окупится далеко не сразу. Написано 12 сезонов по 12 серий.


Какие проекты еще будут запущены Департаментом экспериментальных проектов в ближайшие год-два?

Среди экспериментов — киноальманах Константина Фама «Свидетели». Три новеллы о концлагерях, объединённые в одну историю.
«Прощаться не будем», военная история, посвященная городу Калинин, ныне — Тверь, в 41 году.
И «Яков. Сын Сталина». Планируем запустить в производство три проекта военной тематики для оптимизации бюджетов. Декорации, костюмы, реквизит — можно использовать в нескольких проектах.
«Потерянное отражение» — тоже экспериментальная идея, где документальная камера встроена в художественную историю.
Ну и «Училка: Испытание» — уже будет проект за гранью эксперимента.

А что касается высокобюджетного кино. Про франшизу «Вий» мы уже поговорили, но есть еще несколько проектов. Как вы их планируете реализовывать?

Большой проект, совместно с СТВ, — «Феникс» о русском супергерое, не горящем в огне, который, узнав о своих суперспособностях, принимает решение, как их использовать. Но по сути это фильм об огне уничтожающем и огне живом.
Еще один провокационный проект — «Преступление и наказание» по мотивам одноименного произведения Достоевского. Расскажем историю глазами Дуни Раскольниковой, которая после отправки Родиона на каторгу решила сама провести расследование. Провокационно, но очень бережно к Достоевскому. Хотим обратить внимание на классика, ничего не меняя, но немного развить мысль и посмотреть под другим углом, а если всё правда, что писал Родион в письмах к сестре? Режиссёром-постановщиком выступит Роман Доронин, очень креативный человек.
Есть ещё достаточно большой проект — «Пеппи» по мотивам «Пеппи Длинный чулок», где дети решают взрослые проблемы. Мы хотим его сделать в стиле «Гарри Поттера», чтобы это было масштабно и смотрибельно во всем мире.
«Второй шанс. Дубль два» — проект Миши Расходникова, который уже знаменит по фильму «Марсианин». В шутку ему говорю, что это будет его второй шанс в кино и чтобы опять не потерял историю где-нибудь в Голливуде. Здесь в комедийном стиле хочется раскрыть философскую тему о том, что каждый человек на какую-либо ситуацию или на всю свою жизнь хотел бы получить второй шанс.
Вот такие четыре крупных проекта, плюс два «Вия», за 2,5-3 года мечтаем осилить.


Экономическая ситуация сейчас непростая, с государственными деньгами много проблем. Как вы считаете, чем помимо прямой финансовой поддержки государство могло бы помочь продюсерам?

То, что 2016 год объявлен Годом кино, это очень здорово. Нас отчасти это и вдохновило высказаться публично и рассказать о проектах. Что касается экономики, мне, например, важно, чтобы развивали показчиков. То, что Фонд кино и Министерство культуры начинают поддерживать кинотеатры в регионах, в малых городах — здорово. Это даст больше зрителей, а значит больше кассы. К тому же 50% репертуара кинотеатров, поддерживаемых государством, должно составлять российское кино. Это правильная программа.
Поддержка проектов Фондом кино — тоже, конечно, очень важно. Без этого не обойтись в становлении кино. Говорят, в кино деньги только пилят, но в любом направлении в бизнесе во всём мире всегда есть люди, которые что-то или кого-то пилят. Как правило, тот, кто пилит, из индустрии вылетает. К тому же, иногда не пилят, а просто не умеют правильно распределять бюджет, это я про производственный цикл.
Даже квотирование, о котором все спорят, вещь нужная, по большому счёту, но к нему нельзя подходить так резко — взять и ограничить фильмы. Тогда показчики задохнутся. Мы все понимаем, что российского контента мало. Но я «за» такую цензуру, которая существует в Китае и не допускает к прокату фильмы угрожающие здоровью нации.
Наша команда постоянно ощущает административную поддержку. На любое обращение в Фонд кино или Министерство культуры с просьбой написать письмо о протекции, рекомендацию, всегда помогают. Дальше надо просто работать и творить.




Автор: Нина Ромодановская

08 февраля 2016 в 16:11

Поделиться ссылкой на FaceBookПоделиться ссылкой на LinkedInПоделиться ссылкой на TwitterПоделиться ссылкой вКонтактеПоделиться ссылкой в ЖЖПоделиться ссылкой на Я.руПоделиться ссылкой на mail.ру

 

Ник
Ваше мнение
Я — не робот
Загрузка...