Александр Роднянский: «Ничто не делает фильм настолько значимым, как успех у онлайн-аудитории»

Вторая половина 2015 года прошла для правообладателей под знаком борьбы за «вечную блокировку» основных пиратских ресурсов рунета, главным из которых является RuTracker. Популярный в СНГ торрент-трекер критиковали все: представители музыкальных лейблов кооперировались с Национальной федераций музыкальной индустрии, книжное издательство «ЭКСМО» вторило им собственным иском.

Кинорежиссёр Василий Сигарев, автор «Страны ОЗ», в течение нескольких недель ругал RuTracker за негативное влияние на кассовые сборы и обвинял в продажности, хотя в итоге трекер удалил раздачи его фильма. В январе правообладатели всё-таки добились своего: Роскомнадзор отчитался о начале «вечной блокировки» 15 пиратских сайтов.

В декабре 2015 года вышло новое издание книги главы AR Filsm Александра Роднянского «Выходит продюсер»: в ней он рассказал об опыте работы над «Левиафаном» — одним из самых нашумевших фильмов года в России. Несколько страниц главы про «бескомпромиссный фильм» Роднянский посвятил своим взглядам на вопрос пиратства. TJ публикует их с разрешения автора.

Речь номинанта на «Золотом глобусе» — это не просто абстрактные слова благодарности. Внимательный слушатель обязательно обнаружит в ней важные сообщения, являющиеся частью кампании по борьбе за следующий приз — Американской киноакадемии.

45 секунд прямого телевизионного эфира — это лучший момент для обращения к членам академии, отличная возможность сказать что-то существенное о своём фильме, вызвать к нему интерес голосующих и, что важнее всего, стимулировать их к просмотру. Второй важный элемент этих выступлений — выражение благодарности команде компании, приведшей тебя к этому успеху. В нашем случае это были тёплые слова, адресованные сотрудникам и руководителям Sony Classics. Кроме того, необходимо было сказать нечто, обращённое к российской аудитории. Нечто, что подчеркнуло бы художественное — в противовес «политическому» — значение нашей победы.

И вот эти мои 30 секунд на сцене «Глобуса»: «Чем дольше мы переживаем счастливую судьбу фильма, тем больше понимаем: не важно, кто ты — француз, русский, американец или кореец. История столкновения, конфликта одиночки с бездушной системой абсолютно универсальна».

Уходя со сцены, мы оба [с режиссёром Звягинцевым] переживали пьянящее чувство — «отравление» наградой. После выхода со сцены я увидел своего сына, который обычно ведёт себя, как и подобает преподавателю Принстона, заканчивающему докторскую диссертацию — довольно сдержанно, чтобы не сказать строго. А тут он бежал ко мне радостный, как ребёнок. Это было трогательно.

Нас долго вели за кулисами до зала пресс-конференции, по дороге мы давали интервью и в эйфорическом состоянии попали в руки фотографа Эллен фон Унверт. Именно она сделала чудесные смешные фотографии, где мы с Андреем оба выглядим абсолютно счастливыми.

Александр Роднянский и Андрей Звягинцев на «Золотом глобусе». Фото Эллен вон Унверт

Наши конкуренты нас очень тепло поздравили, особенно продюсеры и режиссер «Иды». Мы дожили до конца церемонии, а потом пошли на вечеринку. Я беспрерывно с кем-то говорил по телефону, лишь изредка возвращаясь в зал, где танцевали Ченнинг Татум, Крис Пратт и Андрей Петрович Звягинцев.

«Левиафан» стал первым российским фильмом со времен «Войны и мира» Сергея Бондарчука, получившим «Золотой глобус». Победа колоссальная не только для нас — для российского кинематографа, как бы высокопарно это не звучало.

Главные российские телеканалы — «Россия 1» и «Первый» — о победе «Левиафана» упомянули мельком. Незначительная, хотя и показательная деталь. Фильм уже прозвучал: в субботу, накануне церемонии вручения «Золотого глобуса», кто-то слил в интернет копию «Левиафана». За первые несколько часов фильм скачали 30 тысяч раз, а затем количество скачивающих начало увеличиваться в геометрической прогрессии.

Мы ожидали, конечно, что картина вызовет на родине полемику, но, признаюсь честно, не могли себе даже представить того цунами отзывов, мнений и дискуссий, которое захлестнуло общественное пространство.
В сети оказалась копия «Левиафана» с английскими субтитрами.

Поначалу и мы, и наши коллеги из Sony Classics решили, что речь идёт об очередном утекшем оскаровском «скринере», но потом стало ясно — к пиратам попала вполне легальная копия фильма, купленная в британском iTunes. Прокат «Левиафана» в Великобритании стартовал ещё в ноябре предыдущего года, а с января фильм стал доступен на множестве британских платных VOD-сайтов. Откуда и был утащен и выложен на один из самых проблемных для правообладателей российских ресурсов — Rutor.org.

Более удачного момента для появления фильма в свободном доступе, конечно, представить было трудно. В субботу мы узнали о первых раздачах, а в воскресенье все новостные сайты Рунета написали о результатах «Золотого глобуса». То есть если мыслить категориями пиара и иметь целью привлечь внимание к картине, то это была беспроигрышная комбинация.

В мире, где продюсеров не интересует финансовое благосостояние и коммерческий успех их фильмов, такой сценарий был бы идеальным. К сожалению, мы в утечке фильма на первых порах видели лишь серьёзную проблему. Дело не только в финансовых потерях. Дело было в том, что в сеть попала не безупречная с точки зрения качества копия, да ещё и с неотключаемыми субтитрами. И с первых же дней распространения «Левиафана» по интернету со скоростью лесного пожара на нас посыпались обвинения.

Я сразу же публично заявил, что мы не будем преследовать в судебном порядке зрителей, скачавших «Левиафан» до премьеры, и мои слова, разумеется, тут же были истолкованы именно как намёк на существование некоего хитроумного плана: дескать, продюсеры сами слили фильм в сеть, опасаясь проблем с прокатом и отсутствия зрительского интереса.

Как я уже говорил, такая версия вполне имела право на существование — если бы хоть как-то соотносилась с нашими намерениями. Но по этой логике выходило, что мы уже до начала церемонии «Глобуса» знали о своей победе. И смогли с точностью предсказать реакцию аудитории на взрывоопасный и полемичный фильм. Эти теории, имевшие своей целью, вероятно, обидеть создателей «Левиафана», на деле были к нам даже излишне комплиментарными — они подразумевали уровень стратегического планирования, на который мы, к сожалению, не очень способны.

Разумеется, были брошены все доступные силы на борьбу с сайтами, распространяющими фильм, но результаты были, прямо скажем, не впечатляющие. Решения Мосгорсуда, куда мы обращались с просьбой закрывать доступ к сайтам с пиратской копией, появились спустя три недели после утечки. К этому времени фильм скачали уже около 2 миллионов раз. Для российского авторского фильма это колоссальная цифра. В одном из отчетов для создания контекста было приведено количество скачиваний фильма Ридли Скотта «Исход» — 2,6 миллиона.

Каждое утро я читал отчёты о борьбе с пиратами, и каждый из них свидетельствовал только об одном — на каждую закрытую раздачу ежедневно появляется пять, а то и десять новых.

Надо сказать, что моё крайне осторожное высказывание о сознательном отказе от борьбы с пользователями, скачавшими «Левиафан», вызвало в профессиональной среде напряжение. В индустриальном издании «Бюллетень кинопрокатчика» появилось обращение к продюсерам, осуждающее «поддержку пиратства».

Такая несправедливая интерпретация вполне объяснима: как только речь заходит о пиратстве и способах борьбы с ним, члены профессионального сообщества — кинопрокатчики, представители кинотеатральных сетей, продюсеры, режиссёры — начинают формулировать свои мысли безапелляционно и радикально. Только борьба до последнего пирата, только запреты, только блокировки. Мне же кажется, что вопрос взаимоотношений потребителей пиратской продукции и киноиндустрии заслуживает гораздо более вдумчивого отношения.

Понятно, что мы все мечтаем жить в ситуации, когда создатель фильма будет безусловно зависеть от его продажи (билетов в кинотеатр, показов на VOD, DVD и ТВ). И в этом смысле, казалось бы, любой, кто смотрит фильм бесплатно (то есть скачивает на пиратском торрент-трекере), покушается на интересы владельцев (режиссёра, продюсера, автора сценария), делая наш труд бесплодным. Под этим знаменем с пиратством борются два последних десятилетия. Проблема, однако, в том, что борьба эта пока не принесла никаких осязаемых результатов — ведь трудно бороться с с природными явлениями вроде ветра и непогоды.

Пользователи хотят быстро смотреть интересующий их контент на удобных технологических платформах. Именно так можно сформулировать главный вызов современной медиасреды. И мне представляется, что самым адекватным ответом на этот вызов должна быть не столько система запретительных мер, сколько создание новой модели потребления, которая устроит и потребителей, и производителей.

Одним из решений может стать некая платформа, в которую эволюционируют ресурсы онлайн-краудфандинга или предпродаж определённого типа контента зрителям напрямую. Может быть, ответ в онлайн-премьерах и онлайн-прокате. Возможно, рано или поздно появится новая рекламная модель, которая устроит даже самых взыскательных пользователей...

Но очевидно одно: решение может появиться только из обсуждения вопроса всеми заинтересованными сторонами. Потому что есть неоспоримый факт: ничто не делает фильм настолько значимым, резонансным и коммерчески состоявшимся, как успех у онлайн-аудитории. Ничто.

TJ

28 января 2016 в 17:43

Поделиться ссылкой на FaceBookПоделиться ссылкой на LinkedInПоделиться ссылкой на TwitterПоделиться ссылкой вКонтактеПоделиться ссылкой в ЖЖПоделиться ссылкой на Я.руПоделиться ссылкой на mail.ру

Предыдущая статья

Иван Базар: "Отлично, когда у тебя нет денег на рекламу"(27 января 2016 в 14:57)

 

Ник
Ваше мнение
Я — не робот
Загрузка...