Каким будет украинское телевидение завтра? Интервью с Владимиром Бородянским

Телевизионный рынок Украины уникален по сравнению с европейскими рынками — в стране с более 16 млн. телевизионных домохозяйств в аналоговом эфире вещают 16 общенациональных телеканалов. При этом они входят в число 28 каналов, осуществляющих цифровое эфирное вещание на всей территории Украины. В 2014 году индустрия пережила стремительное падение объемов рекламного рынка — на 20% по сравнению с 2013-м (в гривне). По наиболее оптимистичным прогнозам в 2015 году рынок останется на существующем уровне. В сложившихся условиях каналы столкнулись с необходимостью сократить свои расходы, в том числе на производство и закупку контента. Ситуация усугубляется установленными государством ограничениями трансляции проектов российского производства, которые составляли значительную долю эфира. Ответы на самые сложные вопросы, которые волнуют индустрию сегодня, дают первые лица четырех крупнейших телевизионных групп страны. Именно эти люди решают, каким будет украинское телевидение завтра.

Напоминаем, что 7-11 сентября, 2015 в Киеве состоится международный медиафорум KIEV MEDIA WEEK, где в ходе конференций, круглых столов и дискуссий будут обсуждаться главные проблемы украинского и международного телевизионного и медиа бизнеса.

1. Сегодня, во времена глобальных трансформаций международного медиарынка в силу технологических, экономических и политических процессов, медиаиндустрия нашего региона также стремительно меняется. Изменения касаются как самого контента, так и способов его производства и доставки. Какие, на Ваш взгляд, наметились тенденции на украинском рынке медиа в целом, и рынке телевидения в частности?

Недостаток денег заставляет нас искать недорогие способы производства, как телевизионного, так и художественного контента. Не открою Америку, сказав, что конкурентность художественного произведения, в первую очередь зависит, от уровня драматургии. И так как мы не можем позволить себе в производстве какие-то дорогие вещи, то будем брать качественными сценариями.

Конечно, меняются привычки потребления ТВ контента. Новые способы его доставки все и так знают. Скажу, что сейчас, как никогда, телеменеджеры не только осознали, что контент — король всего, но и то, что контроль за его производством (инхауз продакшн) критичен для сохранения бизнеса. Конечно, знали и раньше, но сейчас прочувствовали на себе. Это такое осознание, которое переходит в действие.

Если говорить об изменениях, происходящих в StarLightMedia, то еще в 2013 году мы начали производить сериалы и будем развивать это направление. Например, скетчком «Когда мы дома», снятый нашими подразделениями Vaverka и StarLight Films, прибылен даже на нынешнем украинском рынке. В данный момент мы снимаем комедию, будем делать детектив, заказываем много сериалов нашим партнерам — в первую очередь, это FILM.UA и Pro-TV, скоро вы их увидите.

Далее, мы планируем объединить медиагруппу — а это 15 компаний — территориально в одном месте. Я считаю, что это позволит многим процессам протекать быстрее и эффективнее. Сейчас часто применяют слово «оптимизация», затаскали уже. Но, мне кажемся, тут важно не выплеснуть с водой ребенка. Мы должны быть эффективными. Но эффективность — это не механистическая финансовая оптимизация или оптимизация процессов. Эффективность — это и наличие духа предпринимательства внутри компании, желания что-то делать, менять мир, это чувство, что живешь не зря. «Оптимизация атмосферы», если можно так сказать, хотя лучше «создание» атмосферы. Недавно видел исследование о том, что если людям нравится их работа, то их производительность труда возрастает в 5 раз. Мы хотим создать место, где людям будет комфортно работать, где они будут получать достойную заработную плату, где будут условия, при которых сотрудники знают, что их идеи поддерживаются — да, критикуются, да, не всегда принимаются, но глобально поддерживаются, где всегда есть место эксперименту.

2. Расскажите, пожалуйста, о конкретных изменениях, которые происходят сейчас в Вашей медиагруппе (структурные, изменения бизнес-моделей, в плане контента и его стоимости, прочее), если сравнить, например, 2014 и 2015 годы.

Входящий в нашу группу телеканал СТБ практически 100% собственного производства снимает сам. В StarLightMedia — самое крупное объединенное ТВ производство в Восточной Европе (а, может быть, и во всей Европе, мы производим 5000 часов в год). ICTV и Новый канал чуть позже начали, но движутся в этом же направлении. Будем замещать закупной продукт собственным. Проблема, в первую очередь, в экономике, нам банально не хватает денег. Час производства в Украине для прайм-тайма стоит не менее 200 тысяч гривен, а приносит 60 тысяч. Украинское телевидение — это отрасль, в которой работают тысячи людей, интеллектуально емкая сфера, креативный класс, то, чем можно и нужно гордиться. Сериальное, кино- и телевизионное производство — это то, что может привлечь в страну дополнительные инвестиции и рассказать миру об Украине. Но в основе всего — экономика. Поэтому, когда государство принимает решения об ограничениях, например, рекламных, это означает, что будет меньше рабочих мест, меньше профессионалов, работающих в творческой сфере, меньше возможностей, менее качественный продукт и так далее. На наш взгляд, нужно такое рекламное законодательство, которое не ограничивает, а стимулирует рекламный рынок и производство, нельзя запрещать рекламу безрецептурных фармпрепаратов и пива, как это хотят сделать депутаты. Например, в США разрешена реклама не только безрецептурных препаратов, а и рецептурных.

3. В силу ограничений демонстрации российского аудиовизуального контента в Украине сейчас остро стоит вопрос о заполнении программной сетки телеканалов. Какие шаги предпринимают телеканалы Вашей группы? Стимулирует ли это собственное производство и/или заказ производства локальным продакшнам? Планируете ли Вы закупать больше готового иностранного продукта? Если да, то с каких территорий?

Планируем и производить, и закупать, но это и так было заложено в стратегии развития StarLightMedia.

4. Сетки крупных общенациональных каналов Польши, например, уже довольно давно полностью заполнены продуктом локального производства. Считаете ли вы, что такое решение возможно/нужно для Украины? Каких стратегических изменений претерпят сетки основных каналов Вашей группы в связи с глобальными изменениями на рынке?

О Польше: нельзя рассматривать медиа страны в отрыве от ее экономики и языкового пространства. Украинцы, по сути, все, понимают русский язык. Россия — огромный ТВ рынок, до недавнего времени его размер был порядка 5 млрд. долларов, а Украина не предпринимала никаких мер по защите локального продукта. Те же французы, например, создают преференции французским фильмам и сериалам — и это финансовые преференции. Важно не запрещать чужое, а защищать и развивать свое. Сейчас украинский ТВ рынок — убыточный, по нашим оценкам, его расходы почти в 2,5 раза превышают доходы. Но медиа — зеркало экономики, и в первую очередь нужно заняться экономикой, на уровне государства.

К тому же, у нас очень открытый рынок. У 28% телезрителей есть возможность смотреть телевидение по спутнику, а там много российских телеканалов, большинство из которых — в открытом некодированном доступе. Можно смотреть фильмы в интернете, бесплатнои сразу после выхода на большие экраны, в том числе голливудские блокбастеры. Получается, что телевидение, неся затраты на создание контента, на развитие сети, на обучение людей, на налоги, оказывается в абсолютно неравных условиях.

5. Какую роль, на Ваш взгляд, сегодня играет копродакшн в телепроизводстве (имеется ввиду как совместное производство внутри страны, с другими игроками рынка, так и международная копродукция)? Есть ли удачные примеры копродакшна? Есть ли в разработке проекты, для реализации которых Вы бы хотели найти партнера (внутри страны или же за ее пределами)?

Я верю в сотрудничество в любых формах. Но надо понимать, что копродакшн — это разделение рисков с целью получения прибыли. Произвести качественный сериал в Украине стоит от 50 тысяч долларов за серию. Поэтому вопрос — где зарабатывать, на каком рынке. Я думаю, будут отдельные удачные примеры копродакшена в сфере кино и мультфильмов, которые выйдут на европейский рынок. Мы, да, рассматриваем несколько проектов совместного производства, но это единичные случаи, которые можно пересчитать на пальцах одной руки. Но дорогу осилит идущий, поэтому мы с оптимизмом смотрим в будущее.

6. Выходит ли Ваша медиа группа с собственным продуктом на зарубежные рынки? Какие направления Вы считаете наиболее перспективными в этом плане (продажа готового продукта? Кому? Продажа форматов? и т.д.)?

Да, мы выходим со своим продуктом на зарубежные рынки, но их доля в доходах группы очень мала. В первую очередь, мы продаем форматы — «Ревизор», «Хата на тата» — но и готовые продукты тоже.

7. Есть ли в планах Вашей медиагруппы сотрудничество с европейскими странами в плане совместного производства продукта и/или закупок?

Конкретного последовательного плана пока нет. Я верю в совместные кинематографические проекты, когда совместно создается продукт, интересный и Украине, и Европе. Насчет телевизионного и сериального совместного продукта — не уверен. Сначала надо добиться экономической сопоставимости.

8. Какова, на Ваш взгляд, должна быть роль и позиция государства для эффективной поддержки индустрии в это переломное время? Какие шаги, на Ваш взгляд, следует предпринять на государственном уровне, чтобы обеспечить индустрии благоприятные условия для выхода из кризиса и развития?

Роль государства в любой период, особенно в переломный, в том, чтобы создать такие условия для бизнеса, которые будут стимулировать его развитие. Мы считаем, что для сегодняшнего украинского кино- и телепроизводства таких условий три: возврат продюсерам до 25% от суммы, потраченной на производство в Украине фильмов и сериалов; перевод актеров на единый налог; государственное финансирование отечественного кино- и телепродукта, когда прошедшие конкурс продакшены получают возобновляемое финансирование на выпуск не менее 2 фильмов в год. Но нужна очень четкая и прозрачная модель, чтобы было понятно, на что тратятся деньги, чтобы была совместная ответственность частного продюсера и представителя государства. Поэтому стоит говорить о крупных продакшенах, имеющих успешный опыт съемок массового зрительского кино и телепродукта.

Эти модели давно существуют в других странах, и прекрасно работают. Примером могут быть Чехия и Венгрия. В начале 2000-х Прага была главной съемочной площадкой в Центральной и Восточной Европе, продюсеров привлекала низкая стоимость производства там. Когда в 2004 Венгрия ввела налоговый возврат для зарубежных продюсеров, она сразу обогнала Чехию в привлечении иностранных съемочных групп. Если в 2003 году иностранные кинопроизводители не тратили в Венгрии ничего, то в 2004 году они потратили 21 млн. долларов, в 2005 — 85 млн. долларов. Сегодня иностранные продюсеры ежегодно тратят в Венгрии порядка 100 млн. долларов. Это произошло за 10 лет благодаря изменению в законе. Но возврат должны получать только те зарубежные продакшены, которые не менее 80% бюджета на фильм тратят в Украине и прошли так называемый культурный тест (бальная система оценки фильма по культурным, организационным и техническим параметрам).

По материалам Forbes Украина

28 июля 2015 в 13:28

Поделиться ссылкой на FaceBookПоделиться ссылкой на LinkedInПоделиться ссылкой на TwitterПоделиться ссылкой вКонтактеПоделиться ссылкой в ЖЖПоделиться ссылкой на Я.руПоделиться ссылкой на mail.ру

 

Ник
Ваше мнение
Я — не робот
Загрузка...