Следующая статья

Антон Носик: «Я миллионером был еще в 1988 году»(24 апреля 2012 в 17:18)

Хагай Леви: «Всплеск креативности», о котором сейчас столько говорят, произошел всего за последние 5 лет

В последние 5 лет адаптации израильских форматов бьют рейтинги на каналах ABC, HBO, Showtime и завоевывают престижные награды. Для участия в ФОРУМЕ РОССИЯ 2012 в Москву приезжает Хагай Леви (режиссер и сценарист сериала «Лечение» (In Treatment)) — создатель первого сериала этой Новой волны. В преддверии большого разговора о том, как Израиль стал креативным центром мира, Хагай Леви отвечает на вопросы CINEMOTION.

CINEMOTION: Вы закончили режиссерский факультет Тель-авивского университета. Как вас учили профессии и можно ли связать успех современной киноиндустрии Израиля с хорошими методиками преподавания?

ХАГАЙ ЛЕВИ: Я закончил университет в 1990-м году, в то время у нас в стране вообще не было кино- и телеиндустрии. Существовал один государственный канал, который даже в те годы казался нам древним динозавром. Поэтому в нашем обучении не было никакого прикладного смысла: мы были «сапожниками без сапог». Нас учили искусству — тому, что режиссер должен быть и автором сценария, создателем своей истории. В каком-то смысле это близко американскому термину «шоу-раннер», только нас не учили делать шоу.

А в 91-92 годах произошло событие, которое разом изменило ситуацию и дало импульс развитию индустрии: в Израиле начали вещать кабельные и коммерческие каналы. Половина моего выпуска стала работать в кино, половина — на телевидении.

CINEMOTION: Но как тогда получилось, что вдруг, на ровном месте, в Израиле появились проекты с таким большим творческим зарядом?

Х. Л.: Вы должны понимать, что «всплеск креативности», о котором сейчас столько говорят, произошел всего за последние 5 лет. Его заметили благодаря американской адаптации нашего сериала «Лечение» (In Treatment).

Например, раньше американские телекомпании интересовались преимущественно английскими форматами, а в последние лет семь они стали все чаще смотреть по сторонам.

И «Лечение», при том что сериал отражал типичные для Израиля проблемы, показался руководителям HBO достаточно универсальным и пригодным для адаптации.

CINEMOTION: И это удивляет — учитывая, что сериал построен не по правилам и явно относится к категории интеллектуального кино.

Х. Л.: Конечно, сериал был умно сделан, ведь денег на спецэффекты у нас не было. Но вы не правы: у него на самом деле хорошая структура. Она заставляет вникать в происходящее, несмотря на то что действие строится на диалогах и происходит в одной комнате. Что же касается «построен не по правилам», я думаю, это вообще часть нашей ментальности — быть белыми воронами и переосмыслять чужие традиции.

CINEMOTION: Серьезно? Но в одном из интервью вы говорили, что в самом Израиле вам два года не удавалось продать «Лечение».

Х. Л.: Вы знаете, меня удивляет не то, что я его продал через 2 года, а то — что я его продал вообще. Сам факт, что крупный кабельный канал (HOT-3) рискнул и заказал мне разработку 50 серий... Честно говоря, я представить себе не могу, чтобы такое могло произойти где-то в другой стране.

CINEMOTION: Как строился процесс работы над сериалом? Вы работали в одиночку или с командой?

Х. Л.: Изначально мы с моим другом Ори Сиваном написали две пилотные серии, и я снял их на свои деньги — благо история была настолько дешева в производстве, что я мог позволить себе это сделать. А после того как HOT-3 заказал дальнейшую разработку, я набрал группу из 5 авторов.

В группе был главный автор, с которым мы продумали все сквозные линии. У меня был второй режиссер, который тоже участвовал в этом процессе. А затем мы отдавали синопсисы авторам, и каждый прописывал серии какого-то одного персонажа. После чего я сводил сценарии уже финально к единому стилю.

CINEMOTION: А вы должны были согласовывать сценарии с продюсерами на канале?

Х. Л.: В Израиле кабельное телевидение — это местный аналог HBO, даже еще более смелый. Они изначально ставят перед собой задачу экспериментировать, всегда ходить по краю. Поэтому они предоставили нам полную свободу действий.

CINEMOTION: Вы участвовали в адаптации «Лечения» для HBO. Почувствовали разницу в подходе?

Х. Л.: HBO тоже известен свободой творчества, но там, конечно, слишком много голосов, которые говорят тебе, что и как нужно делать. В США над вами всегда стоит еще несколько исполнительных продюсеров. Они вас уважают, и им важно ваше мнение, но это уже коммерческий процесс, в него вовлечены слишком большие деньги.

CINEMOTION: HBO сильно изменил оригинальный сценарий «Лечения»?

Х. Л.: Нет, первый сезон вообще часто представляет собой дословный перевод. А во втором сезоне я уже сам настаивал на том, чтобы делать больше изменений, больше адаптировать его под американскую культуру. Но это не показатель лояльности продюсеров. Взять, к примеру, «Родину» (Homeland) — по сути, американцы оставили от оригинала только идею, а все остальное переписали полностью.

CINEMOTION: Возвращаясь к ситуации в Израиле: вы сказали, что кабельные каналы предоставляют автору полную свободу. А ограничения существуют? Есть ли политическая цензура, или коммерческая?

Х. Л.: Политической цензуры нет. Есть государственные каналы, но у них, по большому счету, ничего интересного не происходит. Их мало кто смотрит, да и то пожилые люди в основном. Есть популярные коммерческие каналы — такие, как Второй канал, например. Они делают много молодежных передач, сериалов, у которых колоссальные рейтинги. Но это развлекательное ТВ, мне оно, например, просто не интересно.

Кабельное и спутниковое телевидение — совершенно другой мир. Это очень крупные компании, которые хотят и могут производить умный, острый контент. Они собирают вокруг себя творческих людей. Все драматические сериалы, которые сейчас известны в мире, созданы ими. И, если говорить о роли государства в формировании телеиндустрии: государство в свое время сделало очень полезную вещь, введя 8-процентную квоту на обязательный показ местного контента в эфире. Это дало свои результаты.

CINEMOTION: Какова роль продюсеров в этом процессе — они участвуют в разработке новых проектов?

Х. Л.: Иногда продюсеры нанимают авторов для разработки своих идей. Но, как правило, авторы приходят к продюсерам и делают питчи историй.

CINEMOTION: Как вы оцениваете, что ваша идея будет интересна не только вам, но и большой аудитории?

Х. Л.: Я всегда стараюсь делать то, что мне интересно. «Лечение» был такой проект, я делал его для себя. Сейчас разрабатываю докудраму для того же HOT-3 про забытых художников 70-х годов. Это тоже очень личный проект. И, опять же, мне до сих пор кажется какой-то нелепой случайностью, что канал захотел вкладывать в него столько денег. Может, я везучий, — но вообще мне кажется, что личный интерес, который заставляет автора исследовать тему до конца и всерьез, — как раз и является залогом того, что проект вызовет интерес у широкой публики.

CINEMOTION: А у вас нет ощущения, что коммерческий успех израильских авторов, особенно на таком большом рынке, как американский, — наоборот приведет к потере их уникальности?

Х. Л.: Мы уже сейчас видим первые признаки этого процесса, и успех «Родины» только ускорит его. «Родина» изначально была основана на американизированной концепции. Я уверен, что авторы еще при разработке истории держали в голове возможность продать ее как формат. Но коммерческая индустрия — это совсем не плохо, я только приветствую ее развитие. Даже для тех, кто создает авторские проекты, в порядке вещей надеяться на широкий отклик. Просто прибыль не должна становиться основной целью. Но повторюсь, нам повезло: у нас есть возможность выбирать, чем мы хотим заниматься.

03 февраля 2012 в 12:37

http://www.cinemotionlab.com

Поделиться ссылкой на FaceBookПоделиться ссылкой на LinkedInПоделиться ссылкой на TwitterПоделиться ссылкой вКонтактеПоделиться ссылкой в ЖЖПоделиться ссылкой на Я.руПоделиться ссылкой на mail.ру

Предыдущая статья

Ури Геллер: "Дома ем пластиковыми ложками!"(27 октября 2011 в 19:32)

 

Ник
Ваше мнение
Я — не робот
Загрузка...